Прокляты без покаяния

Читаю великолепный роман Виктора Астафьева «Прокляты и убиты» и мучаюсь вместе с автором от боли, вместе с ним страдаю от бессилия, от ужаса войны, от невообразимого бесправия русского человека. И аж вскрикнула, прочитав до сих пор верные слова. Цитирую: «Он-то знал давно, на себе испытал главную особенность армии, в которой провел почти всю свою жизнь, и общества, ее породившего, держать всех и все в унизительном повиновении, чтобы всегда, везде, каждодневно военный человек чувствовал себя виноватым, чтобы постоянно в страхе ощупывался, все ли застегнуто, не положил ли чего ненужного в карман ненароком, не сказал ли чего невпопад, не сделал ли шаг вразноступ с армией и народом, то ли и так ли съел, то ли и так ли подумал, туда ли, в того ли стрельнул…» А я еще поражалась, почему начальники всегда правы, а ты при любом раскладе остаешься в дураках? И отчего порода вывелась под названием «начальник»? Неужели только у нас, в России такое поголовье? Всегда и во всем правых людей, презирающих подчиненных, при деньгах, с орденами, лауреатствами и прочими регалиями? А оказывается, давно так повелось, видно, еще в начале прошлого века, когда не ум, не талант, не работоспособность решали в судьбе человека, кем ему быть, а умение подобострастно вовремя угодить, пройти, наступая по людям.
Отчего мне не хотелось стать начальником, думаю сейчас я? Была бы при в шоколаде. Мне всегда нравилось работать, а начальником быть — это иное. Геннадий Михайлович Митякин, долгое время бывший директором студии, сильный талантливый журналист и действительно совестливый человек как-то сказал, что считает себя ответственным за любого работника. Таких на моем пути начальников раз-два и обчелся. Возможно, от того, что у нас не учат быть управленцем, назначают, переводят туда-сюда, пересаживают из одного кресла в другое, тасуют словно бы патроны из обоймы, будто все одинаково хороши на всех местах. А люди-то все разные.
Помню, как женщина в годах (она работала вахтером на студии) трясущимися губами, чуть не плача, едва смогла говорить, лепетала: «Я всю жизнь была уважаемым человеком, а тут… За что?! Она на меня так орала!» И я согласно кивала головой, мне это тоже было знакомо: и ор, и мертвые глаза, и хамские окрики на летучке:»Народ, вы заткнетесь когда-нибудь?» И на день рождения марши-демонстрации чиновников и прочих с гигантскими букетами прямым ходом через проходную в приемную, в кабинет к бескорыстной и честной начальнице. Правда, после того, как в один такой день нагрянула с проверкой важная комиссия, схлынула толпа почитателей… Поубавилось спеси, но осталось презрение к людям, уверенность в своей исключительности — и это «Лучший менеджер России»?! Каковы же худшие? Или таких нет?
Почти восемьдесят лет прошло после событий, описанных в романе, а все без перемен. Может, от того, что не было до сих пор покаяния за свершенные злодейства? И как же страшно жить в нашей стране?

Прокомментируй первым "Прокляты без покаяния"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*